Mi re ne
Просто. Ночью. Надо. Спать. )
Вообще меня убивает что я пишу такое... такое... ну почти безо всяких намёков на отношения, ПОЧТИ. Про рейтинг молчу, но это вообще тяжело. Его и не особо хочется писать. А вот всё-таки намёков бы побольше... >_>
И ещё никак не получается у меня из Джуки сделать нормального оформленного какого-то персонажа :facepalm: хрень в тумане, ок.
бзв мне не очень сие нравится именно из-за того что см. выше =-= но... но я старался.

Название: Moi je veux
Автор: Mi re ne
Фандом: гтр
Персонажи: Juka, Kamijo
Рейтинг: PG
Жанр: повседневность, романтика, флафф (?) =____=
Саммари: Один день у моря.
Статус: закончен
Размер: мини


Tu reviens toujours
Mélancolie
Comme un défi
Silence de dieu
Mais que le soir est triste
Pour l’indécis


- Мы можем встретиться?
- Нет.
- Юджи, ты отказываешь мне уже в третий раз, это неприлично.
- Ну… что поделать, я занят, весь в работе, дела-дела… перезвони позже?
Камиджо подносит чашку с кофе ко рту, дожидаясь, когда где-то, неизвестно где, Хироки нажмёт на телефоне на кнопку отбоя, он всегда это делает не попрощавшись.
В кафе по-утреннему пусто, а в окна заглядывают первые лучи солнца нового дня. На улице прохладно, но прохлада эта донельзя приятная, бодрящая и слишком привычная.
- Дела, значит? – Юджи едва заметно вздрагивает от неожиданности, потому что голос Хироки почему-то не только в телефоне, но и как будто везде, здесь, там, рядом. Повернув голову, Камиджо довольно хмыкает, взглядом указывая Джуке на место напротив.
- Утренний кофе – это тоже очень важно, если спал ты не так много, как хотелось. Как ты меня нашёл?
- Спроси у Хизаки, - невозмутимо отвечает Хиро, присаживаясь напротив, но явно не собираясь задерживаться.
- А. Вот оно что…
- Да, он тебя сдал.
- Меня волнует то, откуда он знает.
- Он всегда всё знает, ты разве забыл?
Камиджо пожимает плечами, допивая свой кофе и довольно улыбаясь.
- Так что за дела у тебя на сегодня архиважные?
- О, ну… я так думаю, что…
Прищурившись, Джука внимательно следит за попытками Юджи придумать что-нибудь существенное, и почти с недовольством через пару секунд коротко вздыхает.
- Теперь ты меня избегаешь?
- С чего ты так решил? – Камиджо улыбается слишком солнечно, так, что Хироки всё с той же мрачностью думает о том, что улыбка эта, наверное, фальшивая. Ненастоящая, нельзя быть настолько довольным жизнью в восемь утра в кафе после чашки наверняка горького кофе. Юджи почти всегда пьёт его без сахара, он почему-то запомнил это очень хорошо.
- Всё время на дела какие-то ссылаешься, которых нет… а я просто-напросто хочу встретиться и поговорить. Пошли, – резко поднявшись с места, он тянет Юджи за руку, заставляя последовать за собой.
- Эй, куда, подо… Хиро, я не заплатил ещё!
- Я заплатил, идём.
Камиджо сопротивляется, но явно без желания остаться здесь. Для вида, всё ещё пытаясь придумать причину, но уже без надобности. Вообще, конечно, зачем-то же он просыпался рано утром и шёл в это кафе. Но это не более чем ещё одна привычка, да и кофеварка дома сломалась, ещё один повод, чтобы пройтись по безлюдной почти улице и зайти в такое же пустое помещение. Быть одному там, где обычно полно людей – вот что нравится Юджи. Ходить там, где обычно ходить нельзя.
Это утро уже замечательное для него потому, что каким-то образом Хироки достал его. Именно достал, потому что попыток встретиться с Камиджо он предпринимал немало, но все эти попытки были тщетны.
Не особо церемонясь, Джука открывает дверь автомобиля и легко толкает Юджи к нему, молчаливое руководство к действию. А сам садится на водительское место, и как только Камиджо захлопывает дверь, трогается с места.
- Куда едем? – участливо интересуется единственный пассажир, пристёгиваясь ремнём безопасности.
- К морю.

К тому времени, как они достигают побережья, солнце уже высоко в небе, и если бы сейчас было лето, было бы жарко. Но это ранняя весна, в воздухе всё та же свежесть и порывистый, но не сильно холодный ветер с моря.
- Ну вот, у меня, может, важная встреча была намечена, а ты всё испортил… - вполголоса произносит Юджи, выходя из машины. – А ещё я не тепло одет.
- Я тебя умоляю, прекрати это. Ты весь слишком сияешь, чтобы быть чем-то недовольным. Я вот-вот ослепну.
- Правда? – Камиджо поворачивается к Хироки, смеясь, и тот демонстративно словно пытается рукой укрыться от «сияния», как от яркого света.
- Говорю же…
- А ты почему такой мрачный?
- Потому что гладиолус.
Не дожидаясь ответа, Джука достаёт из машины два объёмных пакета и спускается от дороги к морю, уходя вперёд и не оглядываясь, и совершенно его не волнует, следует за ним Камиджо или нет. Хотя деваться последнему некуда, и сидеть в машине просто так он явно не будет. «Слишком довольный», - с некоторым таким же удовольствием думает Хироки, мысленно улыбаясь себе. Юджи не всегда такой, он чаще серьёзный, особенно когда в работе. Сосредоточенный, что-то вечно обдумывает слишком важное, что-то неслышно говорит сам себе одними губами, хмурится, а потом закрывает глаза и, наверное, в своих мыслях уходит далеко от этого мира. Всё это хорошо хранится в воспоминаниях Джуки.
А сейчас Камиджо совсем не такой, и если бы его в самом деле волновали какие-то дела, он не светился бы счастьем и не был бы так восхищён идеей поехать к морю. В данный момент он сильно похож на ребёнка, которому сделали сюрприз и вместо того, чтобы отправить в школу, повезли на аттракционы.
- Я не люблю, когда ты уходишь от темы, - Юджи быстро догоняет Хироки, ухватив того за руку выше локтя. Обернувшись и оказавшись почти нос к носу с собеседником, Хиро едко усмехается, отстраняясь и высвобождая свою руку.
- А я не люблю, когда ты мне врёшь.
- Когда я тебе…
- Мне всё ещё интересно, почему ты так упорно избегал встречи со мной.
- А ты что, обиделся? – он очень тщательно старается скрывать и улыбку, и странную радость в глазах, но всё это безрезультатно. Нельзя спрятать настолько яркие эмоции.
- Я смотрю, ты именно от этого такой довольный? Что я тебе сделал, а, Юджи?
- Да я не врал тебе ни разу, у меня в самом деле были причины для отказа. Я не мог бросить всё только чтобы приехать к тебе или встретиться с тобой где-нибудь.
- Только?..
- Нет, ну… Хироки. Посмотри на меня. Когда ты перестал мне верить? – Камиджо говорит спокойно и серьёзно, снова зачем-то взяв Джуку за руку, словно так говорить ему проще.
- Не знаю. Может быть, именно этим утром. – Короткий вздох и рассеянный взгляд куда-то вдаль, поверх плеча Юджи. – А может, намного раньше. Я уже не помню.
С недовольством Хироки замечает, что Камиджо порядком изменился за всё время их не-общения. Когда-то давно они виделись каждый день и успели изучить друг друга достаточно, а сейчас не видеться по полгода это совершенно нормально, и может быть даже больше. Всё меняется. И пока Джука не может понять, нравятся ему эти изменения или нет, но в любом случае, хочется узнать этого нового Камиджо. Его пока незнакомые стороны.
- Мне нравится.
- Что?
- Здесь так пахнет морем. Давно никуда не выбирался… - Юджи переводит взгляд на линию горизонта, туда, где небо почти сливается с водой, но остаётся между ними практически невидимая полоса ничего.
Хмыкнув, Хироки идёт дальше, ещё ближе к берегу, и только тогда, когда он поворачивает к небольшому деревянному домику, Камиджо замечает этот самый домик.
- Что это за место? – просто продолжает идти за своим проводником, который, кажется, здесь далеко не в первый раз. «Разумеется, не в первый, это же Хироки», - думает Юджи, тихо усмехаясь своим мыслям.
- Балок одного моего приятеля. Мы договаривались, и вот… на сегодня это место полностью в нашем распоряжении, - Джука оборачивается, улыбаясь впервые за всё время, начиная с утра.
Достаёт из кармана ключи и отпирает дверь, легко толкая её от себя.
- На сегодня? Ты тут весь день планируешь провести? – немного удивлённо переспрашивает Камиджо, запахивая пальто сильнее.
- Ну да. И если ты против, и у тебя там дела какие-то, то мне всё равно.
- Тебе всё равно, если я уеду?
- Куда ты уедешь? Нет, ты останешься здесь, со мной, мне так хочется. – Столько самодовольства в голосе Хироки Камиджо ещё никогда не слышал. Но это ему тоже безумно нравится.
- Не отпустишь меня? Держать будешь? – усмехается.
- Не отпущу.
- Я замёрзну тут весь день…
- Мы разведём костёр. И ещё тут пледы какие-то есть… Так что не переживай.
Проходя дальше, Джука почти по-хозяйски разбирает вещи, что-то убирает подальше, а что-то, что понадобится ему прямо сейчас, достаёт. Поставив пакеты на стол, выгружает их содержимое: две бутылки вина, пластиковые стаканчики, какие-то маленькие пакетики и закрытые контейнеры, наверное, с едой. Оторвавшись от созерцания этого, Камиджо оглядывается по сторонам, рассматривая изнутри этот домик. Он размером с одну комнату в его квартире, и Юджи немного удивляется тому, насколько уютным может быть такое место. В углу небольшой диванчик, перед ним стол, пара маленьких окон, у противоположной стены очень аккуратно сложены разные инструменты. Заметив на подлокотнике дивана стопку из двух или трёх тонких одеял, Юджи берёт одно, накидывая на плечи.
- Ты мог бы предупредить, мы хотя бы домой заехали… я одет совсем не для костра.
- Принцесса может не вздыхать о том, как ей неудобно? – насмешливый тон Хироки перебивается тихим «ой» от подзатыльника.
- Посмотрел бы я на тебя, окажись ты тут в концертной одежде.
- Ты не в концертном.
- Но и не…
- Всё.
«Ничего особенного, просто ещё одна попытка заткнуть тебя»
В дальней стене маленькая дверка, наверняка за ней кладовка. Оттуда Джука вытаскивает небольшие деревянные бруски.
- Что? Ты меня убить решил? – упавшим голосом интересуется Камиджо, закутываясь в одеяло полностью.
- Нет, всего лишь спросить у тебя… умеешь ли ты разжигать костёр?

Крики чаек почти оглушают, но это не раздражает. Глубоко вдыхая и выдыхая, Юджи едва заметно улыбается, глядя на накатывающие на берег волны. Ему всегда нравилось наблюдать за этим: это как игра в догонялки. Волны идут одна за другой, веером по всему побережью, то мелкие, то сильные, наползающие на берег то совсем немного, то захватывая неожиданно больше. Вокалист сидит относительно далеко от всего этого, на каком-то бревне-скамейке, прислонившись к стене балка, протянув ноги ближе к задорно потрескивающему костру. Джука ушёл куда-то в другую сторону, не сказав, куда именно, да и Камиджо не заметил, как он пропал. Но волнения почему-то нет, потому что вся обстановка успокаивает и расслабляет.
И Юджи неслабо удивляется, когда Хироки выходит из-за угла, неся в руках пару, наверное, только что выловленных рыбин.
- Хиро… откуда? – Камиджо почти давится словами при виде этого улова, почему-то подумав, что он не мог не заметить лодки. Да и плывущего Хироки, если что, тоже не заметить было бы сложно. Да и нельзя так быстро...
- Тут рядом знакомые ребята, - Джука не может не засмеяться при виде такой явной растерянности Юджи, - они вот, поделились. – Кивнув в сторону, откуда пришёл, он садится рядом, отдохнуть и отдышаться, потому что бежал, спешил.
- Умеешь ты произвести впечатление, - будто сам себе бормочет Камиджо.
После Хироки снова скрывается в балке, возвращаясь с решётками для барбекю, и закрыв в них рыбу, кое-как устраивает их над костром.
- Вот. Голодным тоже не останешься.
- Спасибо-спасибо.
- Тебе правда так холодно?
Камиджо, к этому времени уже основательно закутавшийся в два пледа, пожимает плечами.
- Нет, я притворяюсь, на самом деле мне нравится умирать от жары.
- Да ладно… смотри, мне же не холодно. Мне правда жарко, - Хироки для наглядности даже расстёгивает куртку, под которой обнаруживается тонкая водолазка.
- А потом ты с температурой лежишь, правда? – тихо бурчит Юджи, коротко вздыхая. – Застегнись лучше.
- Юджи, не будь ты такой занудой.
- И ничего я не зануда. Мне вообще хорошо, а вот ты с самого утра всего пару раз улыбнулся. Почему?
- Что почему?
Камиджо снова вздыхает, закатывая глаза. На короткое время он высвобождает руки из плена одеял и наливает вино в стаканчики, наполняя их уже не в первый раз.
- Почему ты такой хмурый и мрачный? Мы хорошо проводим время, кажется, нужно радоваться, отдыхать и наслаждаться моментом. А ты какой-то напряжённый. Это слегка неправильно, и мне неуютно.
- Тебе неуютно, и поэтому я должен строить из себя неизвестно что? И так всё сделал для тебя тут… Смотри, улыбаюсь, - Джука демонстративно растягивает губы в улыбке, которую можно назвать скорее оскалом. – Достаточно? Чему мне радоваться?
- Как это чему? Всему. Или у тебя есть явный повод оставаться с каменным лицом?
- Юджи…
- Я помню тебя другим. И что значит для меня?
Хироки закрывает лицо рукой, глубоко вздыхая.
- Нет повода. Что хочешь, то и значит.
- Ну вот. А ты наконец добился встречи со мной, и…
- И потому должен безмерно радоваться только лицезря тебя? – едва заметная усмешка, тут же спешно скрытая, затёртая, может быть, из-за боязни показать свои эмоции.
- Но ведь это так? – Юджи улыбается открыто, с какой-то странной нежностью глядя на Хироки, и тот отводит взгляд, поджимая губы.
Даже если вдруг это так, он никогда не скажет об этом Камиджо.
- Почему ты это делаешь? Мы и так редко видимся, а ты ещё и с таким упорством все мои предложения встретиться отклоняешь. Как будто тебе это не нужно.
- Я же говорил уже, у меня действительно очень мало свободного времени. В основном, по ночам, в основном, его вряд ли хватает на то, чтобы выспаться.
- Видел я, как его у тебя мало.
- Сегодня внеплановый выходной.
- Ах вот как. А если бы я не пришёл, был бы рабочий день?
- Был бы рабочий день, - согласно кивает головой, делая ещё пару глотков вина.
Сам себе Юджи признаётся в том, что это, наверное, один из лучших дней в его жизни.
- Ты очень, очень, очень… нехороший человек, - старательный подбор слов не дал ничего лучше, чем это. И Камиджо тихо смеётся такому определению себя, а потом радуется робкой улыбке Хироки.
- Тебе сейчас плохо?
- Мне… я не могу понять, ты ведь это специально, да?
- Специально.
- Но зачем?
Юджи хитро улыбается, отводя взгляд. Причина на поверхности, и если Хироки захочет, он сам догадается, хотя тут и догадываться не надо. И поэтому Камиджо не считает нужным озвучивать свои мысли. Всего пара недель ожидания сделали своё дело, Джука просто не выдержал сам. Юджи считает это своей пока небольшой, но уже победой.
- Просто я так хочу.

Солнце теряется где-то там, за городом, очень далеко, закат очень тёплый и навевающий определённые настроения. Темнеть начинает быстро, скоро в небе появляются первые звёзды, а костёр в этой темноте становится ещё ярче. Горящие искры от него летят вверх, будто стремясь к звёздам, стремясь стать самими звёздами. Глядя на это, Камиджо вспоминает о чём-то, повернувшись и начав рассматривать Хироки, словно в первый раз его видит. Тот так же безмолвно смотрит на костёр, следя за опасными языками пламени, которые почему-то кажутся добрыми и ласковыми. Протяни руку, погладь огонь, ничего не случится. И чем дольше Джука смотрит в огонь, тем больше ему кажется, что где-то в груди становится теплее, жарче, и Камиджо чувствует то же самое. Только у Юджи это приятное ощущение – это самое пламя начинает гореть в нём, расползаясь по всему телу изнутри, придавая лёгкость, заставляя быть счастливым, радоваться этому вечеру, огню и теплу. А у Хироки от ощущения огня внутри мурашки по коже, и он объяснить это ничем не может, необъяснимый страх, хотя всё хорошо.
- Хиро, я тут вспомнил… ты когда-то говорил…
- Я знаю, о чём ты хочешь сказать, - Джука с готовностью перебивает Юджи, словно прочтя его мысли. – Давай не будем сейчас? Смотри, я расслабился и почти счастлив тут с тобой, не хочу говорить об этом.
- Ну вот. – Камиджо пожимает плечами, не в силах унять своё желание высказаться. Это всегда важно, вовремя сказать то, что хочется, и то, что нужно. Но вовремя ли сейчас? Джука явно дал понять, что нет. Слушать он не собирается, только кто его спрашивал.
Улыбнувшись своим мыслям, Юджи в который раз за день берёт Хироки за руку, и почувствовав, что она холодная, почти недовольно хмурится.
- А ты говорил, что тебе жарко. Руки холодные такие.
- Это от страха, Юджи. От страха, что ты сейчас опять начнёшь мне советы советовать и лекции вычитывать, - бурчит Джука, решив, что всё, что дальше скажет Юджи, он слушать не будет.
- Ты когда-то говорил, не помню, про восторги и восхищение кем-то. И, знаешь, я совсем недавно понял… Есть восхищение, не вызывающее больше никаких эмоций и желаний. Восхищение, делающее приятно и оставляющее тепло после себя, хорошие впечатления, но на этом всё. А есть восхищение, побуждающее к действиям.
- Всё, прекрати, я не могу делать вид дальше, что не слушаю тебя.
- Ты ведь понимаешь, о чём я говорю?
- Это было слишком давно, чтобы вспоминать. Ты мог бы сказать это тогда…
- Я не люблю называть вещи своими именами. Хочется чего-то вроде соревнования. А ты лишаешь меня этого удовольствия.
Хироки шумно выдыхает, опуская голову. Его рука всё ещё в ладони Юджи и это становится уже таким привычным, как если бы это было каким-то особенным ритуалом. На самом деле ему это не нравится, но раз Камиджо так необходимо… то можно и потерпеть.
- Вот можно было вполне обойтись без этого.
- Разве я желаю тебе чего-то плохого?
- Ничего, но мне и так хорошо. Видишь? Я совсем не скучаю без той же беготни и суеты, которой у тебя по горло.
- Так это просто отпуск? – Юджи улыбается, тщетно пытаясь поймать взгляд Хироки.
Что-то в костре с особенно громким треском взлетает искрами вверх, и Джука закрывает лицо руками, что-то говоря себе под нос, но Камиджо не может разобрать.
- Почему тебе так необходимо возвращаться к этой теме снова и снова?
- Потому что я скучаю. Ты утром сказал, что хочешь время от времени встречаться со мной, а я хочу видеть тебя рядом всегда. Как можно чаще.
«Кажется, опять заболел», - без особых эмоций думает Хиро, чувствуя тот самый огонь внутри себя и списывая его на температуру. Всё это иллюзия и этого нет, просто хочется, чтобы так было. Но когда Камиджо обнимает его, крепко прижимая к себе, тепло и жар пламени словно охватывают полностью, с головы до ног, заставляя согреться в одно мгновение и задохнуться не то от возмущения, не то от количества невысказанных вовремя слов.

- Ты когда-нибудь целовал розы?
- Что?.. Юджи, ты вообще нормальный? Совсем уже со своими розами двинулся.
Ночь уже давно опустилась на город, на побережье совсем темно, нет ни фонарей, ни домов, окна которых могли бы светиться, ни ярких магазинных вывесок. Только луна и огонь, костёр, уже затухающий. Договорились, что половину оставшейся бутылки вина Юджи заберёт себе и будет хранить её до следующей встречи. Там всего на два бокала, или два пластиковых стаканчика, в их случае, и допить это вино сейчас не составит особого труда, но на всякий случай… «Это как монетку в море кинуть, чтобы ещё вернуться», - говорит Хироки. А Камиджо в ответ смеётся, соглашаясь с ним.
- Что я такого сказал? Нельзя просто на мой вопрос ответить?
- По мне так целоваться с людьми намного приятнее, чем с цветами, – скептически поджимает губы Джука, перебирая в пальцах совсем маленький деревянный брусок, не зная, подкидывать его в почти потухший костёр или уже не стоит.
- Это не тот ответ, который…
- Нет, никогда, и мне кажется, ты этот ответ сам знаешь.
Хироки всегда нравилось смотреть на затухающие угли любого костра. Красные и оранжевые всполохи в трещинах между тёмными остатками того, что было когда-то деревом.
- Ты читал сказку «маленький принц»?..
- Нет, не начинай снова, – почти мученически тянет Джука, но на самом деле он совсем не против этих разговоров.
- Ну почему? Тебе так сложно поговорить со мной? Ты сам искал встречи со мной, а теперь страдаешь из-за того что я… и кто из нас дурак?
- Ты, – тихо хихикает.
- Почему?
- Ну не я же. Мы на берегу моря, отсюда уходишь с солью на губах и пугающим чувством бесконечности. А ещё знаешь, каких красивых существ можно обнаружить в море? Тут совсем другой мир, а ты опять со своими розами и сказками. Вот если бы мы были сейчас в каком-нибудь саду, то может быть…
- А разве у моря нет своих сказок?
- Есть. Но они другие совсем. Нам пора собираться…
Джука устало обводит взглядом шумную линию прибоя, поднимаясь с места и уходя внутрь маленького дома.
Вещи собраны за несколько минут, костёр затушен полностью, закрывая за собой дверь, Джука думает о том, что ещё нескоро забудет это новое обжигающее чувство. Оно всё ещё не покинуло его, но становится слабее, чем дальше становится Камиджо, и наоборот – разгорается сильнее, чем он ближе.
- Я хочу, чтобы ты хорошо запомнил этот день, - тихо говорит Юджи уже в машине, когда они едут назад.
- Зачем?
- Так надо. И все мои ответы на все твои вопросы… тоже запомни. Когда будешь дома, в памяти попробуй пережить этот день заново. Тогда ты, может быть, поймёшь что-нибудь, и найдёшь ответов ещё больше.
Джука останавливает машину у дома Камиджо, вряд ли понимая, зачем ему Юджи говорит всё это. Но ладно, попробовать ведь можно. Ничего не случится, если вернувшись домой, он выполнит эту нехитрую инструкцию, и скорее всего, сделает это в попытке уснуть.
- И ещё… это был совершенно незабываемый день.
- Тебе понравилось?
- По мне незаметно? – снова улыбка, и снова Джука хмыкает, отводя взгляд.
- Ослепну-ослепну. Значит, надо чаще тебя вот так похищать из рутины будней?
- Нет. Знаешь, следующий я. – Юджи задумчиво смотрит в окно, размышляя над тем, стоит сказать Хироки сейчас, или подождать.
- Что это значит?
- Это значит, что очередь за мной, и теперь я вытяну тебя из твоих будней к себе. И ты будешь этому так же рад. Доброй ночи. – Выйдя из машины, Юджи достаёт из кармана ключи от подъезда, уходя дальше.
«Было бы хорошо время от времени вот так уезжать куда-нибудь на целый день, пропадать из своей привычной жизни, может быть, в погоне за новыми впечатлениями, – думает Камиджо, улыбаясь сам себе. – Было бы хорошо забывать иногда о том, кто ты есть, чтобы открыть себя нового. Не скрывающего своих желаний».

@темы: Теруманьяк, автор не в себе, её звали Камиджо! "ойбляяя" - воскликнула я и потеряла крышу., и простите меня за мой фанатизм, мой бред, родился девочкой - терпи!, сударь сексуальное меньшинство и дегустатор фаллосов!, тупим =_=", ты олень!, фанфик же